Восхождение на ПАРНАС   Проза
ПоэзияПрозаДраматургияПереводыФорум
Витек
 
Мороз пробирал до самых костей. До чего же холодно. Обжигающе ледяной ветер дыхнул прямо в лицо. Витек открыл глаза. Величественная картина зимнего ночного леса предстала перед ним. Полная луна голубым отсветом искрится на мохнатых снеж-ных лапах деревьев, поблескивая, будто драгоценные камни в подземельях гномов. Не-тронутая целина снежного покрова между деревьев, настом покрывающая всю поверх-ность между стволами, шуршит легкой поземкой.
Вот те раз. Ни следов, ни тропинок. Как Витек оказался зимой ночью в этом лесу, он не помнил. Каждый раз, напиваясь до бесчувствия, он приходил в себя в самых не-ожиданных местах.
Голова просто разламывалась ужасной болью, промерзшие губы склеило сушняком изнутри. Хреново просыпаться с похмелья дома, без вариантов попра-вить здоровье, но посреди ночного зимнего леса: М-да: Так можно и замерзнуть:
Витек вспомнил о подснежниках, которых свозят в морги каждую весну - замерз-ших пьяницах и бомжах, засыпанных зимою снегом и появляющихся наружу с проступ-лением первых проталин.
Ветер вновь обжег лицо ледяным дыханием. Однако в этот раз к морозной свеже-сти примешался какой то сладковатый привкус. Витек втянул воздух ноздрями. Так и есть. Сладкий запах акации усиливался с каждым вздохом. "Неужели замерзаю", - пронеслось в голове Витька. Он много раз слышал разные истории о том, что когда человек начинает замерзать, то перестает чувствовать свое тело, ощущает тепло и, может быть, разные странные запахи. Витек повернулся направо, стараясь выяснить, происхождение аромата. Снег громко захрустел под ногами. С этой стороны запах акации был как будто сильнее. То, что открылось взгляду, заставило его присесть.
Прямо перед ним, метрах в четырех, прямо у сломанной березы, возвышалась, заслоняя добрую половину обзора, черная мохнатая туша какого то зверя. Два ярко зеленых глаза светились в темноте холодным, неоновым светом, угадывалась вытянутая морда. Запах акации стал очень сильным, почти приторным. Медведь? Нет - слишком изящен. Похож на волка, но какой огромный. В холке не меньше полутора метров. Собака Баскервилей отдыхает. Зверь зарычал и присел для прыжка. За спиной Витька раздалось ответное рычание. Он не один. Волки редко ходят поодиночке, в основном стаями. Витек быстро обернулся. Сзади него, так же приготовился к прыжку, не, уступающий размерами волку, белый тигр. Еще лучше. Попасть на обед не к одному людоеду, а сразу к двум. Впрочем: Может быть за этой разборкой ему удастся ускользнуть? Развернувшись вполоборота, Витек отступил на шаг назад, увеличивая размер обзора, стараясь, чтобы оба противника оказались в поле его зрения. Споткнувшись обо что-то, Витек упал на спину. Падая, он увидел, как оба животных прыгнули.
Яркая вспышка озарила поляну. На секунду Витек ослеп. Когда цвета окружающего мира стали возвращаться, как сквозь туман он увидел очертания происходящего. В лесу стало светло, как днем. Белого тигра и черного волка не было. Посередине поляны сцепились в смертельной схватке на огромных изогнутых резных мечах пара двухметровых великанов. Огромные, атлетически сложенные, но в то же время изящные, с тонкими запястьями и стройными ногами, они были одеты почти одинаково - легкие одежды средневекового типа, как у "зеленых братьев" Робин Гуда, на головах тонкие обруча, украшенные драгоценными камнями, густые копны волос, доходящих почти до пояса. Оба они были, как зеркальные отражения друг друга. С той только разницей, что один из них был очень светлый - почти блондин, вся его одежда и кожа отдавала голубовато зеленым отливом, а второй, черный, переливался темно синими, почти фиолетовыми оттенками, отсвечивая лишь белками глаз и оскалом зубов, когда парировал удар противника. Узкие лица, миндалевидные глаза, заостренные уши, фигура, даже манера вести бой угадывала в них ближайших родственников. Они наносили удар за ударом с такой силой и скоростью, что искры от их мечей, снопами разлетались в разные стороны.
Вся картина изменилась. С заснеженных деревьев лавиной хлынули потоки больших и маленьких существ. Сначала Витьку показалось, что это белки и куницы, причем первые были на стороне блондина, а вторые за спиной темного великана, но, приглядевшись, он понял, что это такие же "зеленые" и фиолетовые братья, что и эти два поединщика, только разных размеров. Схлынув с деревьев, эти существа столкнулись, фонтанируя фейерверком боя, испуская потоки искр от ударов мечей.
Запах акации стал нестерпимо пьянящим. Мороза не чувствовалось. Завывания ветра не было слышно. Напротив, со всех сторон текла дивная музыка -звенели бубенчиками еловые лапы, пели струнами березы, вступили флейты, послышались мелодично поющие женские и мужские голоса и, перекрывая всю эту гармонию звуков, вошли дуэтом два невероятно красивых мужских голоса. С мужским дуэтом вибрировал, проникая во все части тела, рассыпающийся переливом колокольчиков, разноголосый хор.
Витек заворожено смотрел и не мог ни пошевелиться, ни произнести ни звука. Так хорошо ему никогда не было.
Вдруг кочка, о которую он споткнулся, пошевелилась и у него из под ног вылез маленький комочек - девчушка- подросток в большой лохматой меховой шапке. Девчушка посмотрела на него своими испуганными глазами. Она казалось не видела и не слышала того великолепия, которое происходило вокруг. Она что то кричала ему, но Витек ничего не слышал, загипнотизированный дуэтом мужских голосов. Она била его по лицу, растирала лицо снегом, но Витек только смеялся и отмахивался от нее. Глупая - как красива эта музыка, раздающая ото всюду, и как великолепны эти два волшебных голоса. Шапка с головы Витька слетела, и девчушка, сняв с себя свою шапку, надела ее на Витька. Запах акации пьянил все сильнее, изображение перед глазами поплыло, и он отрубился.
И будет битва
И сойдутся в бою белый и черный короли
И будет победа, но не будет ни победителей
Ни побежденных.
Так будет найдена черная жемчужина.
:
Студеный ветер зачерпнул в пригоршни ледяную крупу и швырнул ее Витьку в лицо, больно хлестнув по щекам. Он открыл глаза. Крупные звезды на ночном небе подмигивали ему, словно кокетливая девушка, источая при этом сладкий медовый запах. Он вздохнул полной грудью. Мороз обжег носоглотку, врываясь в легкие миллионами крошечных холодных игл.
Господи, как холодно!
Где я?
Кто я?
Голова звенела непривычной легкостью. Он стоял на коленях в снегу, посередине аллеи в центре города - в двух шагах от своего дома. На руках у него была симпатичная смугловатая девчушка в смешной лохматой шапке и серой короткой дубленке. На вид лет 16-17, не больше. В воздухе висел, растворяясь, еле уловимый запах меда. Витек оглянулся. Ни души. Лишь вдали одинокая удаляющаяся фигура старика.
Ни где он был, ни что это за девушка Витек не помнил. Легкая как пушинка. Он поднялся с колен, подхватил ее и направился к дому.
:
Ключ никак не хотел открывать дверь. Заиндевевшие руки не могли провернуть его в скважине. Казавшиеся пушинкой в начале маленькое тельце в конце пути давило многопудовым весом. Наконец входная дверь распахнулась, и Витек оказался в темном коридоре своей квартирки. Лампочка перегорела, бог знает когда. Кто бы ее еще и поменял. Не разуваясь, он прошел в единственную комнату и положил девочку на диван. Затем вернулся в коридор, закрыл входную дверь и снял обувь, хотя не было никакого желания разуваться. Витек чувствовал себя, как выжатый лимон. Он прошел на кухню, поставил чайник, и включил воду в ванной. Хотелось курить, но все заначки были пусты. Можно даже не искать, но он все равно пошарил на холодильнике, нашел пару пустых пачек и, конечно же, ни одной сигареты в них.
Он посмотрел на свое отражение в темном стекле окна, как будто собираясь с силами. Странно, в соседней комнате лежит полузамерзшая девочка, почти ребенок, невесть как оказавшийся в его квартире, с ней надо что-то делать, может быть, она уже и не дышит, а он смотрел на себя и никак не мог решиться. На что? Его почему то охватило какое-то странное чувство. Он волновался как перед экзаменом. Кто она? Такое и раньше иногда происходило с ним, когда он знакомился с кем-нибудь по пьяной лавочке, а наутро не мог вспомнить ни имени, ни обстоятельств встречи, но эта девчушка не была похожа на прошлых его знакомых.
Чайник засвистел и вывел Витька из состояния задумчивости. Он выключил газ и прошел в зал.
Девочка по-прежнему лежала в той же позе, в какой он ее и оставил. Щеки ее порозовели и она ровно дышала. Кажется ничего страшного. Он быстро избавился от верхней одежды и накрыл ее одеялом, не решившись раздевать ее дальше. Руки и ноги вроде теплые. Странно. Еще пятнадцать минут назад казалось, что она умирает, а теперь она, как ни в чем ни бывало, посапывала на его продавленном диване так, как будто жила здесь всю жизнь. Она была похожа на мальчишку. Такая же короткая стрижка, джинсы со свитером, под которым грудь не проглядывалась. Но все таки это была девочка.
Витек все еще дрожал с мороза. Водки дома тоже не было, да и почему то не хотелось выпить. Знакомое состояние похмелья напрочь отсутствовало. Заварки и сахара конечно же тоже в этом доме не существовало лет сто или сто пятьдесят. На столе валялось несколько сухарей, недоеденных тараканами, которые когда-то были кусочками хлеба. Ну что ж с кружкой кипятка в самый раз. Кипяток обжигал губы, язык и небо, но от него становилось немного теплее. Впрочем оставалась еще ванная.
Наслаждаясь теплом от горячей воды, разлившимся по всему телу, в ванной Витек окончательно сморившись, не заметил, как заснул.
:
Андрей Ковалев
Витек
Принцип Ле Шателье
Синий свет луны в черном окне
далее>>
 
Copyright © 1998-2011, программирование и поддержка Андрей Смитиенко.
Все права защищены.
По всем вопросам: webmaster@parnas.ru