Восхождение на ПАРНАС   Проза
ПоэзияПрозаДраматургияПереводыФорум
Гамбург
Не прикасайся к моему сердцу!
 
Его слова уничтожили все, что час назад казалось ей самым важным в жизни: Он и Его любовь. Час назад она ничего еще не знала, она была счастлива:. Первый весенний ливень неистовствовал за окном, тяжелые капли дождя оглушительно стучали по стеклу, раскатисто гремел гром, ослепительно сверкали молнии. Но она не замечала этого, важно было только то, что происходило в ее душе. Ее предал Он:Человек, которому она безгранично доверяла, к которому были устремлены все ее помыслы. Жестокие, произнесенные равнодушным тоном слова "Извини, я не люблю тебя.: Все кончено: Ты славная девочка... Уверен, ты не будешь долго одна:" И эта его саркастическая улыбка.: Нет, скорее оскал, а не улыбка.:И его бесстрастное, непроницаемое лицо, когда он спокойно укладывал в сумку свои вещи. А потом холодное "прощай": Она потрясенно смотрела ему вслед, не в состоянии до конца осознать боль утраты. Казалось, жизнь потеряла смысл:. Катя стояла среди обломков своего разрушенного мира и тупо задавала себе один и тот же вопрос, самый идиотский из всех, какие только могут быть: "Что я ему сделала"? Ответа на него никогда нет, или их слишком много, но они не открывают истины. Он разлюбил:. А, может, не любил.: Но ведь только минувшей ночью он так ее целовал! А как чудесно они предавались любви! Какие волшебные шептал он слова!
Катя сварила крепкий кофе, села в кресло и закурила. Год, проведенный с этим мужчиной, казался ей лучшим временем ее жизни. А теперь? Эта опустошенность и холод, сковавший сердце, останутся, наверное, с ней навсегда:. Она стряхнула пепел, сделала маленький глоток кофе. Невероятно, но ей стало немного легче. Боль вдруг утратила свою остроту, притупилась. Что это? Защитная реакция организма? Мысли стройно выстроились в ряд. А что, собственно, она потеряла? Его:. Кто Он ей? Никто:. Теперь никто: Она теперь свободна. Она теперь сама принимает за себя все решения:. Она теперь ничего не должна:. Теперь она сама хозяйка своей жизни! Эта мысль потрясла ее и принесла новое облегчение. Отныне, она никому не позволит себя бросить, словно ненужную вещь! Она никому не позволит прикоснуться к самому драгоценному, что у нее есть - своему сердцу. Она не будет больше никого любить! Зачем? Ведь можно великодушно позволять любить себя другим, как это делал Он! Ну, конечно! Как раньше она не понимала этого?

Катя жила в Германии три года. Она приехала из Санкт Петербурга вместе со своими родителями. Ей было двадцать восемь. Миниатюрная зеленоглазая брюнетка, ухоженная и милая. Аккуратно подстриженные под каре волосы и умное интеллигентное лицо. Неброская, но особенная, какая-то внутренняя красота, притягивающая к себе взоры мужчин. Они познакомились с Аркадием на русской дискотеке. Он сразу обратил внимание на "новую куколку". Она была в голубых узких джинсах и открытом черном топике. Аркадий подошел к ней, представился, попросил извинение у ее подруги, и повел Катю танцевать. Она не смогла отказать. Таким мужчинам не отказывают. Высокий, статный, уверенный в себе шатен с золотистыми глазами и низким, хорошо поставленным голосом, буквально ласкающим слух. Во время танца Аркадий нашептывал ей на ушко комплименты и получал удовольствие оттого, как Катя улыбалась своей нежной очаровательной улыбкой. Он думал о том, что в скором будущем уложит ее в свою постель. По натуре он был охотник и высоко ценил женскую красоту. Истинную красоту, а не просто смазливую мордашку и хорошие формы. А эта "крошка" стоила того, чтобы ею заняться. Но, что-то подсказывало ему, что тут легкой победы не будет, с ней надо действовать с умом. Они протанцевали вдвоем всю ночь. Аркадий угостил их с подругой шампанским. Татьяна познакомилась с Алексом, его приятелем. Под утро все четверо вышли из дискотеки. Мужчины вели себя, как истинные джентльмены, и отвезли девушек домой без всяких домогательств и приставаний. А на следующий день Аркадий позвонил.
 
- Солнце, не могу тебя забыть: - произнес он вместо приветствия. Поскольку она молчала, он продолжал: - У тебя какие планы на сегодня, малыш?
- Я не знаю, - тихо отозвалась Катя. Когда он вчера попросил телефон, она не была уверена, что он позвонит, и теперь совсем растерялась. Он нравился ей, безумно нравился.
- Катенька, милая! - услышала она бархатный голос, - Я тебя чем-то обидел?
- Нет, что ты:. Я, в принципе, свободна:
- Я так счастлив, малыш! - с неподдельной радостью произнес мужчина, - Я заеду за тобой?
 
Аркадий приехал через час, безукоризненно одетый, побритый, свежий, словно провел всю ночь не на дискотеке, а в собственной постели. Катя села в его машину и тихо поздоровалась. Она терялась в присутствии этого красивого мужчины. Он чувствовал это, довольный, что производит на "крошку" такое впечатление. Аркадий изящным жестом протянул ей розу на высоком стебле.
- Это тебе, малыш! - сказал он просто, потом завел мотор, - Поедем на Альстер* ?
- Спасибо.: Да: - она готова была поехать с ним на край света.
По дороге Аркадий рассказал, что он в Германии десять лет, что ему сейчас тридцать. Он работает в хорошей фирме программистом. Образование получил здесь, живет отдельно от своих стариков, как это принято. Женат не был. Потом Катя рассказала о себе.
Оказывается, она работает в Reiseburo* уже больше, чем полгода и очень довольна. Жаль только, что в субботу до обеда она всегда занята. Аркадий остановил машину. Они вышли. Прошлись по набережной. Какая-то пара кормила уток хлебными крошками. Надрывно кричали чайки. Вдали звучала песня, которую исполнял уличный музыкант.
-На русском поет, - заметила Катенька, обращаясь к своему спутнику.
- Хочешь, подойдем поближе и послушаем? - предложил он, - Здесь полно "наших".
Они подошли. Мужчина средних лет пел "Вечерний звон". Его красивый сильный голос собрал довольно много прохожих, которые, затаив дыхание, слушали известную русскую песню, которая необычно звучала в этом северном немецком городе. Впрочем, Гамбург славится своей интернациональностью. Здесь можно встретить, кого угодно, и услышать любой язык. Второй музыкант играл на аккордеоне и легким кивком головы благодарил тех, кто бросал монетки (обычно марку) в раскрытый футляр из-под инструмента. Певец, увидев в толпе "своих", махнул им рукой. Странно, но "наших" всегда узнают сразу:. Песня закончилась. Аркадий с Катей подошли, разговорились. Музыканты были из Москвы. В Германии они подрабатывали, чтобы приобрести новый инструмент. Лучшие сборы были в Берлине, Гамбурге и Мюнхене - крупных городах. В тех, что поменьше, трудно было собрать большую публику. Аркадий нагнулся и положил в футляр монету стоимостью в пять марок. Музыканты вежливо поблагодарили.
- Зайдем, выпьем кофе! - предложил Аркадий, - Ветер холодный. Ты замерзла, малыш?
Они зашли в небольшое кафе, заказали по порции жареных сосисок и чашке кофе.
-Знаешь, у тебя такие необыкновенные глаза. Они то светлеют, то темнеют, но цвет потрясающий! Словно мох.: И такие же бархатные, - мягко произнес мужчина, - И в них ничего невозможно прочесть:. Ты такая скрытная?
- Вовсе нет, - Катя улыбнулась, - А что ты хотел бы в них прочесть? - сказала она, а потом спохватилась: что же она делает? Он воспримет это, как кокетство:.
Аркадий самодовольно улыбнулся: "крошка" уже поощряет его, значит, можно действовать. Он положил на ее руку свою и заглянул в глаза. Он знал силу очарования своего взгляда.
- Мы ведь нравимся, друг другу, верно? - спросил он вкрадчиво, - Я такой славной малышки, как ты, никогда не встречал:.
Катя промолчала. Ей не хотелось торопить события. Конечно же, он нравился ей, и он сам знал об этом, если она согласилась провести с ним время. Аркадий понял, о чем она думает, и улыбнулся: "малютка" хочет, чтобы за ней поухаживали? Это можно! Даже интереснее!
- Детка, все ОК! - он убрал руку, - Хочешь, на следующей неделе сходим на концерт?
- Почему нет? - она улыбнулась в ответ: какой он все-таки душка!
Они вышли из кафе и еще немного погуляли по набережной. Потом Аркадий отвез Катю домой. Впереди была рабочая неделя, и они договорились встретиться в субботу.
 
Всю неделю она думала о нем и ждала телефонного звонка. Он позвонил в пятницу вечером. Довольно прохладно сообщил, что взял билеты на концерт, что заедет за ней завтра в семь. Катя ответила, что планы изменились, и у нее нет времени. Она была достаточно умна, чтобы понять его игру. Аркадий не звонил неделю, думая, что едва он объявится, она бросится ему на шею. Но нет! Она не будет игрушкой в его руках.: Какое-то время он молчал. Он не ожидал такого поворота событий. "Крошка", оказывается, не только красива, но и горда:
- Детка, - начал он вкрадчиво, стараясь придать своему голосу мягкость и раскаяние, - Я был настоящим идиотом, что не звонил:. Я был не прав, малыш. Прости:- Он решил, что правда - самый хороший аргумент. Поскольку она молчала, он стал нервничать, поняв, что перестарался. Тут Аркадий мобилизовал все свои силы на завоевание этой женщины. Теперь это было уже делом чести, - Позволь мне приехать! - попросил он тихо, - Нам надо серьезно поговорить и обсудить наши отношения:.
- У нас нет никаких отношений, - отозвалась Катя равнодушным тоном, хотя ее сердце буквально останавливалось от звуков этого волшебного голоса. Она вспомнила его глаза цвета расплавленного золота и мужественное загорелое лицо, и ей стало совсем плохо. Она чувствовала, что еще минута - и она не выдержит и расплачется. Катя положила трубку. Он не должен знать, что она влюблена в него, как сумасшедшая, иначе она его потеряет. Звонок раздался снова. Она не подходила к телефону. Это мог звонить только он.
Катя наполнила ванну и легла в горячую воду. Ей стало немного легче. Вода расслабляла и ласковым теплом согревала не только тело, но и душу. Она подумала о том, что зря отказалась от предложения родителей поехать с ними на выходные в Бремен к их друзьям. У нее мелькнула мысль, что еще не поздно согласиться. Она вытерла тело, накинула банный халат и стала набирать номер. Трубку никто не брал. Зная, что мама вполне может увлечься сериалом и не подходить к телефону, а папа играть с соседом в шахматы, Катя решила сходить к ним. Они жили недалеко, в десяти минутах ходьбы пешком. Она натянула джинсы, тонкий свитерок и куртку и вышла из дома. У подъезда она увидела Его. Аркадий стоял у своей машины, бледный от постигшего его поражения и совершенно потерявший весь свой обычный лоск. С минуту они смотрели друг на друга. Потом он подошел и тихо сказал "прости". Катя молчала, опустив голову. Все ее благие намерения развеялись, как дым, едва она увидела его.
- Я не могу без тебя, малыш, - услышала она, - Это правда:. Я не звонил, потому что хотел проверить, насколько все серьезно:. Это было глупо: Я еще никогда так скверно себя не чувствовал, как сейчас:. Конечно, ты можешь послать меня ко всем чертям.: Наверное, ты так и сделаешь:. Я мизинца твоего не стою:.
Аркадий говорил это совершенно искренне. Он понял, что попал в собственную ловушку. Ведь ему нестерпимо хотелось ей позвонить каждый день в течение всей этой пресловутой недели, что он молчал. Он надеялся одним ловким маневром завоевать ее. Но, "крошка" оказалась крепким орешком, ему не по зубам. И теперь он готов капитулировать, потому что, действительно, влюблен. Ее красивые изумрудные глаза преследовали его все это время.
- Пожалуйста, дай мне шанс! - Аркадий взял ее руку и поднес к своим губам, - Детка, не будь такой жестокой! Поверь, я уже достаточно наказан, милая:.
- Что ты хочешь, чтобы я сказала тебе? - едва слышно спросила Катя.
- То, что я хочу услышать, ты не скажешь.: Но я хочу, чтобы мы были вместе:.
- Я тоже этого хочу: - Катя сначала даже не поняла, что это произнесла она сама.
Лицо мужчины озарила такая счастливая улыбка, что она тоже невольно улыбнулась. Аркадий прижал ее к себе и поцеловал волосы. А потом они поехали на дискотеку и снова танцевали ночь напролет, вдвоем, не замечая ничего вокруг. А после он отвез ее домой, и они долго целовались в его машине. А когда наступил рассвет, она пошла к себе, а он уехал. Аркадий боялся нарушить те доверительные теплые отношения, которые возникли между ними, поэтому не стал просить разрешения остаться. Он даже не подозревал, что Катя была готова ему уступить. Он, действительно, влюбился, поэтому утратил способность контролировать ситуацию. На следующий день они пошли на концерт. И он снова не решился. Воскресенье они провели вместе. Аркадий ни до чего лучшего не додумался, как пригласить Катю в "Wildpark"* . Они гуляли по тропинкам в лесу, кормили маленьких черных свиней, которые сновали тут толпами за людьми в надежде полакомиться. Смотрели на экзотических птиц и животных, потом спустились к озеру. Аркадий расстелил на траве свою куртку, они сели рядом, совсем близко друг к другу и любовались на воду, время от времени встречаясь взглядами и улыбаясь. Им было хорошо вдвоем среди этой тишины, среди природы, которая начинала пробуждаться после зимы. Заливистое пение птиц и барашки волн, набегающих на берег, подгоняемых легким ветерком, зеленая молодая трава - все ласкало глаз и сердце. А потом начался дождь, и Аркадий предложил зайти в кафе. Они взяли по гамбургеру и чашечке кофе, устроились за столиком у окна и смотрели, как люди, спасаясь от усилившегося дождя, бегут кто в кафе, а кто - к своим машинам, оставшимся у входа, или к автобусной остановке. Было ужасно жаль, уезжать с этого чудного места, но никуда не денешься: под проливным дождем не очень-то погуляешь. Аркадий думал о том, куда пригласить Катю вечером. Дискотека не подходила: завтра рано вставать на работу. К друзьям поехать? Но, ведь они, наверное, в городе пропадают. Кому придет в голову, дома сидеть? Может, к себе ее пригласить? Они могли бы послушать музыку, ну а потом: Воображение нарисовало ему прекрасную картину того, что будет потом. Он разденет ее и сделает своей. Очевидно, мысли отразились на его лице. Катя с интересом на него посмотрела и загадочно улыбнулась. Она безошибочно поняла, о чем он думает. Она сама думала об этом. Ну, нет! Торопиться не следует. Он ярко выраженный мужчина, охотник:Он будет ценить только ту женщину, которую долго добивался. Она не может потерять его из-за того, что хочет ему принадлежать:
- Поедем ко мне, дорогая, - Аркадий накрыл ее руку своей, - Музыку послушаем:
- Нет, не получится, - отозвалась Катя негромко, - Я должна еще навестить родителей.
Он отвез ее домой. Всю следующую неделю он звонил по несколько раз за вечер, предлагал встретиться, но у Кати всегда находились веские причины отказать ему. Когда они встретились в следующую пятницу, Аркадия буквально трясло от страсти. Он приехал к ней, совершенно не в состоянии управлять своими эмоциями. Катя встретила его приветливо и радушно, словно старого доброго друга. Они пили кофе в ее крошечной кухне, она неторопливо рассказывала ему о событиях прошедшей недели, наслаждаясь своей властью над ним. Потом перешли в зал, устроились рядом на диване.
- Я все понимаю, детка:. Поверь мне:. - голос мужчины звучал глухо, словно издалека, -
Ты помучила меня, как я того заслужил:. Хватит уже, милая! Я устал:
- О чем ты? - Катя сделала удивленное лицо, хотя прекрасно знала, что он имеет в виду.
- Мы не дети, малыш:. Я чертовски тебя хочу! - Аркадий ее обнял и прижал к себе, - И ты тоже меня хочешь, детка:. Я уверен в этом:
Его губы неожиданно заскользили по ее лицу, потом спустились к шее, а дальше - к груди. Катя порывисто обняла его. А минуту спустя они, как сумасшедшие, срывали друг с друга одежду, чтобы поскорее слиться в едином порыве страсти. И вот уже, совершенно нагие, они упивались своей любовью, своей близостью. И это было настоящим волшебством.
 
Нина Юдичева
МАРГО
Не прикасайся к моему сердцу!
Фиктивный брак
Экзамен
далее>>
 
Copyright © 1998-2011, программирование и поддержка Андрей Смитиенко.
Все права защищены.
По всем вопросам: webmaster@parnas.ru