Восхождение на ПАРНАС   Проза
ПоэзияПрозаДраматургияПереводыФорум
В общежитии
 
- Вот я тебя не понимаю, Зой, - выговаривал Василий Сурмач своей подружке Зое Шальгович, лежа на стандартной "общежитьевской" кровати. - Все тебе напоминать надо:
 
- Это ты про что? - вяло откликнулась Зоя с соседней кровати, так как была занята.
 
Да занята не чем-нибудь посторонним, а зашиванием надорванных штанов Сурмача. Между прочим, владелец этих штанов частично прикрывал голые ноги свитером. Он шевелил пальцами ног и от скуки просовывал их меж прутков кроватной арматуры.
 
- Ну как же! - охотно пояснял Василий. - Вот ты накупила продуктов, водочки ради гулянки не пожалела: Так?
 
- Угу: - Шальгович уже подозревала подвох.
 
- А спросить, обеспечен ли куревом твой нареченный - тут нет! - скоморошничал Сурмач. - А это, между прочим, едва ли не основная моя отрада в этом неласковом мире:
 
- Ты б, чем трепаться, помылся пошел! - незлобиво отбивалась Зоя. - Да и побриться б тебе не повредило. Посмотри, как за день оброс!
 
- Это с какой радости я бриться должен? - нарочито заедался Сурмач. - Ради этих обормотов? Не смеши!
 
Он подогнул одну волосатую ногу и закинул ее на другую. Свитер при этом сполз.
 
- А впрочем, ты не увиливай от ответа! - продолжал Василий. - Почему я у тебя каждый раз пачку сигарет выпрашивать должен? Унижаться при этом: Кормить же ты меня не забываешь? Ведь знаешь, что любимый твой человек намедни был избит до беспамятства и ограблен, что его карманная болезнь - просто подлая неожиданность, что не далее как через неделю он станет на свои ноги и тогда все тебе до копейки выплатит: Тогда ты и от неудобств, связанных с его проживанием, избавишься.
 
- Ах ты, свинья! - вскипела Шальгович.
 
Она перекусила нитку, вскочила на ноги и швырнула брюки в своего языкатого приятеля. Тот поймал их на лету.
 
- И он еще недоволен! - подбоченясь, кричала молодица. - Живет здесь, как у Бога за пазухой, а вместо благодарности мне нервы мотает!
 
- Не ори, дурында! - насмешливо отбивался Василий, пытаясь надеть узкие брюки, не вставая с кровати. - Соседи услышат - тебе же хуже. Потом сплетен не оберешься.
 
Но он уже добился своего - взбесил свою страстную подругу. Та подскочила к нему и рванула наполовину одетые штаны на себя. Сурмач кулем свалился с низкой койки на пол. Попробовал вскочить, но запутался в проклятых штанах и плюхнулся на живот. Его приятельница насела сверху и начала тузить за воротник рубашки, приговаривая:
 
- "Дурында"! И знает же, как достать, паскудник! "Дурында!" Действительно дурында, что такого кровососа привечаю! Сколько ж крови ты мне попортил!
 
- Ты что, озверела?! - заревел Василий, когда почувствовал Зойкины пальцы в своей шевелюре. - Волосы не дери: Ай!
 
- С воем он крутанулся набок, схватил кисть разъярённой приятельницы и насилу оторвал от своих волос. Столкнул с себе сильное тело Шальгович. Брякнувшись на пол, дивчина тотчас встала на колени и, прерывисто дыша, смотрела на Василия. "Точно дикая кошка! - подумал парень, так как во взгляде его любовницы сейчас вправду было мало человеческого. - Во горячая натура:" - он не успел завершить последнюю мысль, потому что Зойка то ли в шутку, то ли всерьез ринулась на него в новую атаку.
 
Машинально среагировав, Сурмач отбил ее цепкие руки, но те ловко сошлись за его спиной, на грудь обрушился мощный женский бюст, жаркие уста Шальгович буквально прилипли к его шее. Такие прикосновения невозможно было терпеть живому человеку, и уже через пару минут, неистово сотрясая шаткую голосистую кровать, шептал одуревший Василий:
 
- Солнышко мое, самая: самая хорошая: А-а-а!
 
- Ой, Васек, ой, не так быстро, миленький: - млела его возлюбленная.
 
":Что за чертовщина! - клял себя спустя некоторое время Сурмач, поправляя перед зеркалом галстук. - Вот же купил дуду на свою беду, бестолочь! Хорошо что ковер на полу лежит. Иначе - прощай, рубашка моя единственная празднично-рабочая!"
 
- Вася, ты готов?! Поторапливайся! - доносился из ванной звонкий, как и бегущие ручейки, голосок Зои.
 
- Готов, - без энтузиазма, глухо ответил ее сожитель.
 
"Готов, ясное дело! - бурчал он про себя. - И что удивительно: ей после таких заварух хоть бы хны, а я - что лимон выжатый. Выйдет сейчас румяная, свежая, довольная, смеяться, шутить будет весь вечер!"
 
Сурмач недобро покосился на приотворенную дверь в прихожую, где была ванная и туалет. "И самое досадное, что сам же нарвался, - продолжал бередить душу парень. - Правду говорят, кто бежит, тот и спотыкается:" Вдруг представилась пьяная и праздно-разговорчивая здешняя компания, где он должен провести остаток вечера; безбожно прокуренная комнатушка: "Напьюсь сегодня, гори оно синим огнем!" - отчаянно махнул на все Василий.
 
Михаил Сотников
В общежитии
далее>>
 
Copyright © 1998-2011, программирование и поддержка Андрей Смитиенко.
Все права защищены.
По всем вопросам: webmaster@parnas.ru