Восхождение на ПАРНАС   Поэзия
ПоэзияПрозаДраматургияПереводыФорум
Поэма из обрывков
 

1
			 
Шумит тысячами бумажных листов ветер.
Разрывает их тонкие лица,
Некогда твёрдые,
Хотя и столь же хрупкие,
Вовлеченные некогда в круговерть звёзд
Древесными кольцами. 
Годичными кольцами, в которых года были взглядами
На попытки осязать бесконечность,
Прощупать неверием,
Вложить пальцы в дыры ладоней её,
На попытки стать шире себя.
Шумит ветер.
Право, я не знаю,
Зачем он свистит трубами,
Будто бы в последний раз - поминальный,
Так жалостливо,
Будто бы хочет пересчитать секундами 
Всё, что было: 
И года из древесных колец,
Что родились в руках человека чернильными,
Разлетелись:
Лишь осталась загадочность слов
В скрытой тайне значения буквы:
			 

			 
2
			 
Не кораедовым терпением 
Ночь раздвигает листья,
Как и не сущностью термитов.
В центре ствола 
В выгрызенном объёме, 
Заполненном планетами 
И звёздами разных размеров и масс,
Нагая в смелости своей,
Она личинкой пряной и слепой
Плетёт пространство:
Пространство в нить.
Нить к нити в сплетение подобное узлу
На лимфатический манер:
В неверии торжества лишь ветра,
В желании раскрыть секрет,
Не кораедовым терпением
Глядеть я бегал на движение листвы.
Потягивая сок из любопытства,
Часами сидя на корню,
Следил я за мельчайшим колыханием,
Но видел лишь пьяное подергивание
Их тел
Или припадочные пляски
Под скрипку эфира.
И вот тогда, когда кора покрылась 
Лунной сыпью
И не хватило мудрости в обхвате ствола,
Решился я раздвинуть листья:
Что узел-кокон пробивается 
Под взглядом людей,
Нам каждый день рассказывают светлячки.
Да только мы воспринимаем их речи
Игрою света, брачной игрой, 
Но не метафорой:
В стремлении бабочки взлететь
И даже ещё в личинке,
Плетущей кокон,
В биении сердца её - чёрной дыры,
Так же тянущей соки любопытства,
Только людского,
Есть что-то интимное,
Что-то пленяющее,
Что заставляет человека искать 
Пробоины и щели, 
Входы и выходы
И быть свидетелем просушки крыльев:
Не кораедовым терпением
Ночь раздвигает листья - руками человека
На родах космоса:
			 

			 
3
			 
Однажды я был стаей ос.
Над млечной кромкой бесконечности
Собирал я нектар ручейной чистоты,
Отцеживая всю грязь в жала:
Гера наклонилась к воде посмотреть 
На паучка, поймавшего в сети звезду.
Паутина колыхалась в дыхании богини -
Паук крутил добычу, заматывая её в куколку:
Звезда прорвалась, превратившись в бабочку.
Вспыхнула, завязала ритм новой вселенной - 
И по воле большей божественной, 
Воле, что делает богов богами, 
Но лишает возможности познания собственного существа,
Бокал кометой вылетел из руки Геры:
И разбился, смешав вино с молоком, и забрызгав мои крылья.
Я был стаей ос. 
Мои жала дрожали, надувались от злости, слепленной грязью.
Пунцовые тучи в своих видениях возвещали трагедию - 
Я готов был порешить галактики и системы,
Ужалив богиню и пробив иглой пространство:
Но молоко сгустилось, а вино дало сахар:
Однажды я был,
И за обёрткой, до атомов пропахшей сгущёнкой, 
Я увидел ос.
Их лапки переливались мистическим нектаром,
А в жалах пульсировала молоко:

			 

			 
4
			 
Однажды я был: Кем? Каковым? 
И это было в сегодняшнем:
Каковым? Дневным ли?..

			 

			 
5
			 
Я был:
Собой ли?..
Если нет, то кто истинный Я?
Или все-таки ОН?..
			 

			 
6
			 
Я был: Другое лицо.
Должен ли я буду сделаться собой? 
Да! - отвечает что-то за шторой.
Но как? - спрашиваю - Как?
Тишина - нет ответа,
Лишь луна медленно просачивается через зрачки.
Разрезает светлячок пространство не просто так - не для того ли,
Чтобы я сам дошёл до ответа?..
Но как? Как, если на мне чужое лицо?
Оглянись! - восклицает в ответе - Вокруг люди - зеркала твои: 
В них истинный ты - не вымысел!.. 
Но ведь лицо то чужое - другой мир - а значит и глаза! - отдергиваю штору,
Надеясь найти себя.
Никого:
			 

			 
7
			 
Однажды я был знаменитым.
Но тело моё поджарили на костре неверия,
А душу разгрызли, будто бы грецкий орех,
Желая докопаться до тайны.
Безумная боль вскрыла орех,
И студенты сбежались глядеть на профессорские руки,
Сканирующие отпечатками летопись моей жизни.
Замуровав в пыль всё, что можно было,
Склеив свои губы моей наивностью,
Они сожгли всё остальное:
Всё остальное - не нужное им. 
А мне?
О, крах! О, начало начал! А мне?
Изрезанная память - метка пустоты?..
И пока ещё эти бурые язычки пламени
Добрались лишь до моего самолюбия,
Я задаюсь вопросом: нужно ли быть знаменитым только для того,
Чтобы растерять себя?
Чтобы прочесть собственный некролог?
Я был знаменитым, читаемым, : , популярным,
И никогда - понятым:

			 

			 
8
			 
Я бы мог быть чем-то большим,
Чем молчащий homo sapiens.
Например, фонтаном на площади - львом,
Из пасти которого звенящим потоком 
Бьют будни.
Уносятся вверх,
Преломляясь в палящей короне  безвременья,
А на самом дне свистящих божественных высот,
Среди кораллов - сгустков бытия
И дрожащих волн - желаний существовать,
Прикрытые куском плотной небесной материи,
Они зачинают галактики:
Мог бы быть вселенским чревом всепрощения,
Распоротым остроконечным витком спирали
Или колокольчиком на шее ищейки,
Под который просыпается мистика:
Но я homo sapiens. 
Я разрываю нитки, 
Сшившие губы - и пронзительный крик
Небывалой мощности врезается
В древнюю пыль:
Я обнажён перед Вселенной,
Вселенная обнажена во мне:
Ещё один планетарный оборот
И вот новая вспышка нового солнца 
Возвещает приход чего-то большего:

			 

			 
9
			 
Пока меня ещё не засудили за жизнь,
Пока я сам не сделался судьёй,
Я буду поэтом.
Пока ещё веру не принесли в жертву,
Пока  я сам не заложил жертвенный алтарь,
Я буду поэтом.
Пока ещё не все живут речами критиков,
Пока я сам не склонил перед ними голову, 
Поджав хвост,
Я буду поэтом.
Пока ещё не учат, 
Что буква - это только для письма,
Пока ещё значение слова не затвердело
В отлитых формах,
Я буду поэтом.
Пока я ещё открываю рот от удивления,
А душу космосу,
Пока ещё мои глаза видят
И бьётся сердце,
Я буду поэтом.
Пока ещё бабочки садятся на мои руки,
Пока мне ещё щекотно от этого,
Пока ещё кувшинки раскрываются
На моём вдохе,
Пока я ещё чувствую близость
Неопределённости,
Я буду поэтом.
			 

			 
						
Григорий Тисецкий
Возможность
Война Маргариток
Дверь
Дрозофила
Зеркальное отражение
Лепестки
Мельник
Письмо
Поэма из обрывков
Причина
Проспав сиянье звёзд, бутон раскрылся в утро...
Сегодня опрокинутая память...
Снимок
Тот, кто пал жертвою не от автоматной пули...
Убежище потерянных
уууууууууууууууууууу…...
Чесночник
 
Copyright © 1998-2011, программирование и поддержка Андрей Смитиенко.
Все права защищены.
По всем вопросам: webmaster@parnas.ru