Восхождение на ПАРНАС   Поэзия
ПоэзияПрозаДраматургияПереводыФорум
Парк Авеню Диско
 
Как я хотел бы стать
террористом, быть молодым 
радикально настроенным, жить 
по законам джунглей, не спать,
по ночам выдыхая дым
в окно, то есть курить.

И при этом при всем качать 
мышцы живота и спины,
и плечей, но не чтобы любить,
а чтобы проще снимать 
было рубашку после войны,
если останусь жить.

Запоем читать Коран 
с закладкой, назло друзьям 
справа налево, так
будто это мой шанс преодолеть обман,
что я родился не там
и что этот факт - пустяк.

Растительный мир лица 
был бы ухожен вполне
если б была борода, красящая меня
похожесть же на подлеца
естественно б льстила мне, 
мужающему день от дня

И по совокупности черт 
я стал бы как ваххабит:
начитан, угрюм и ленив 
до всяких мирских сует,
а также стильно небрит,
говоря иначе - красив.

Оставалось бы сделать один 
поступок, важный весьма,
отрезая назад пути, 
не объясняя причин,
не оставляя письма 
мосты сжигая, уйти.

Чтобы под Ведено,
через год, уничтожив людей
в детстве игравших в войну,
понять, что тебе суждено,
умереть от нехватки вестей.
Написано на роду 
растяжки ставить в лесу
на, допустим, рязанский ОМОН,
поминутно стирая пот,
нарушая собой красу, 
беспрерывный поток времен
неделаньем шага вперед.  

"Владенье оружьем любым 
нашей профессии суть"
- так говорит Салман.
Плюс ненависть к людям иным, 
ислам не решивших рискнуть 
принять. Не принявших ислам, 
конечно, хватает и здесь.
Но врагов обнаруживать лень,
и хоть это всего лишь слова,
между нами разница есть: 
мы молимся пять раз в день
враги - если да - лишь два.

Не я развязал войну, 
но я к ней вполне готов,
как к бытовой ерунде.
Я на карте ищу Москву, 
в ней очень много врагов,
целых десять миллионов людей.

Я - гарант мирового зла
и источник погоды плохой
везде, где про меня говорят.
А ведь я мог быть добрее Христа
и едва ли поспорят со мной
Буденновск, Буйнакск, Волгоград.
Я выбираю Москву, 
потому что там есть мечеть.
У меня есть знакомый мулла,
я не верю даже ему.
Самолету осталось взлететь 
и лечь на оба крыла.
Прилететь. Взять аванс. Лечь на дно,
а затем совершить теракт. 
Соглашаться было смешно.
Террористу нужен антракт. 
Перед взрывом решаю пойти в кино.   

Внезапно меняю планы. 
Иду в самый модный клуб
на, допустим, Тверской ямской,
захожу. Разноцветные дамы, 
запах пота и bass'n'loop.
К сожалению я не такой. 

Каждый первый здесь наркоман,
не такой, впрочем, как я,
сам варивший в стакане винт.
Кому-то за взрыв аванс -  
это доза на два-три дня
при наличии равных причин.

Я не выполняю приказ
взорвать обывательский сон.
Не забыв Коран перечесть 
"Было б странно взрывать сейчас, - 
я сказал, - этот спальный район,
когда клубы такие есть"

Не стесняясь, при свете дня
И чуть позже, при свете фар,
выгружая мешки к стене,
я надеялся - вспомнят меня,
что был террорист Анвар,
который погиб в Москве.

Гексаген у стены спал,
Я за барной стойкой - нет.
Я следил за стрелкой часов.
Смертоносный потенциал
Намекал на чеченский след
И ложился на чашу весов.

На одной из них буду я, Бестаев Анвар, террорист.
На другой - содомит из "Птюча".
Альтер эго, двойник меня, такой же, как я похуист, 
также кровь его бьет, горяча.

Также он обожает жить,
но живет как-то 
мелко и
вкось, 
так что этот вопрос снят. 
Я взорву этот ебаный клуб.
Сам взорвусь - 
меня не найдут...
А дома в Бирюлево пусть спят.

						
Максим Фалилеев
На день рождения (читая Пастернака)
Неправильные гости разошлись...
От лисичек родятся лисички...
Парк Авеню Диско
 
Copyright © 1998-2011, программирование и поддержка Андрей Смитиенко.
Все права защищены.
По всем вопросам: webmaster@parnas.ru