Восхождение на ПАРНАС   Драматургия
ПоэзияПрозаДраматургияПереводыФорум
ВОДОВОРОТ
 
Действие 1
 
Дубовая роща. День. На скамейке под дубом, плотно сдвинув ноги, чтобы поместиться, сидят три человека. Крайний слева вздыхает.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Не вздыхайте так болезненно, молодой человек. Всё-таки мы ещё точно ничего не знаем. Вот придёт Алексей: (Поворачивается лицом к Роману, но, убедившись, что тот не слушает, встаёт, подходит к Роману, легонько стукает его по плечу) Роман, вы меня не слушаете:
РОМАН. (Холодно) Внимательно, очень внимательно слушаю.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Делает вид, что ему плохо, и он вот-вот упадёт) Подвиньтесь, молодые люди! Разве не видите, что у старика ноги больные? Подвиньтесь! (Роман с Дмитрием подвигаются. Максим Петрович кряхтя садится у самого края скамейки. Обращается к Дмитрию.) Я же говорю: не стоит волноваться. Мы просто толком ещё ничего не знаем. Когда придёт Алексей, тогда расскажет, что узнал:
ДМИТРИЙ. (Раздражённо) Да, я уже это слышал.
РОМАН. (Задумчиво) Если, конечно, что-нибудь узнал:
ДМИТРИЙ. Что?
РОМАН. Если ему удалось что-то откопать:
ДМИТРИЙ. Кому?
РОМАН. Алексею! Здесь же сплошная роща. Не видно ни одного живого человека:
ДМИТРИЙ. А я?
РОМАН. (Стучит пальцами по колену) Вас двоих я не имею ввиду.
Роман вздыхает с ещё большей силой.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Ну не вздыхайте! Не вздыхайте так. Ведь мы ещё толком ничего не знаем:
РОМАН. (Холодно обрывает Максима Петровича) Согласен!
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Боязливо) Вот и хорошо. (Пауза) Сейчас бы перекусить?
РОМАН. (Не слушает) Но тропинку то кто вытоптал? Не человек ли? А значит, тут всё-таки есть люди:
ДМИТРИЙ. Он есть хочет.
РОМАН. Кто?
ДМИТРИЙ. (Указывает на старика) Он.
РОМАН. Пусть потерпит.
Вдруг раздаётся пронзительный свист. Все замирают. Становятся похожи на бездвижные восковые фигуры. Слышно чьё-то громкое дыхание. К лавке подходит девушка с небольшим тазиком, заполненным водой. Из тазика достаёт платок. Выжимает его. Вытирает лицо Максима Петровича, затем лица Романа и Дмитрия. Опускает платок обратно в тазик. Уходит. Снова раздаётся свисток - люди оживают.
Максим Петрович вначале возмущённо встаёт, потом садится. Плачет.
ДМИТРИЙ. (Обращается к Роману) Он не может терпеть:
РОМАН. (Задумывается. Через несколько секунд) Ну ладно, пусть поест.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Обрадовано прихлопывает в ладоши. С улыбкой оглядывается вокруг себя, но не видя ничего съедобного меняет радостное выражение лица на грустное. Плачет) Есть, есть старику не: Есть:
РОМАН. (Озадачено) Почему он плачет?
ДМИТРИЙ. (Взглядывает на Максима Петровича, тот всхлипывает) Не знаю. Может, он очень сильно хочет есть. Но не находит ничего съедобного?
РОМАН. Да: (Пауза) Пусть поищет повнимательнее.
У Максима Петровича начинают нервно подёргиваться руки, потом веки.
ДМИТРИЙ. (Смотрит на старика) По-моему, ему плохо:
РОМАН. (Встаёт. Подходит к Максиму Петровичу. Становится прямо перед ним) Может быть, ему нехорошо?
ДМИТРИЙ. Да, наверное, он чем-то болеет, что сейчас проявляется.
РОМАН. Точно! Он болен:
ДМИТРИЙ. Что будем делать?
РОМАН. (Думает) Надо узнать, чем он болеет, и дать лекарство.
ДМИТРИЙ. Но у нас нет лекарств:
РОМАН. Всё равно нужно это узнать. (Нащупывает пульс на руке старика. Тот не сопротивляется) Вроде пульс есть - всё в порядке. Это, скорее всего, на нервной почве.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Бледно улыбаясь) Я есть хочу:
ДМИТРИЙ. Когда мучает голод тогда, обычно, нервы шалят.
РОМАН. Я понял: ему надо поесть.
ДМИТРИЙ. (Решительно) Обязательно надо. Только вот что?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Сжавшись) Есть хочу. Мне совсем немножко хватило бы: Совсем, совсем:
РОМАН. Нужно поискать еду. (Подходит к стволу дуба. Смотрит на ветки, стоя под кроной) Я думаю, что среди всех этих дубов должно быть хоть одно деревце яблони или дикой груши:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Я ел ровно два часа пятнадцать минут тридцать две секунды назад:
РОМАН. Который час?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Не знаю. У меня нет часов. Может Дмитрий знает?
ДМИТРИЙ. Нет.
РОМАН. Плохо:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Время ещё определяют по солнцу. (Вытирает рукавом слёзы) Но я не умею:
ДМИТРИЙ. (Вспоминает) Солнце встаёт: Встаёт на востоке. А садится:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Радостно) На западе.
ДМИТРИЙ. Я вспомнил: солнце встаёт на востоке, а сидится на западе.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Верно. Тогда сейчас вечер, приблизительно десять часов:
РОМАН. (Недоверчиво) Вы уверены?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Считает что-то про себя) Вроде. Если считать по сторонам горизонта, то всё сходится. (Подпирает голову кулаком).
РОМАН. А где восток? (Вытягивает руки вперёд и начинает кружиться, имитируя стрелку компаса) Там? (Руки направлены на ствол дуба)
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Размышляет) Какая разница? Всё равно получается, что сейчас вечер! (Достаёт из кармана платок. Высмаркивается в него).
РОМАН. (Шутит) Значит надо спешить, а то мы совсем проголодаемся. (Обращается к Максиму Петровичу) Вы в порядке?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Улыбается) Спасибо, в порядке. Только есть хочется. А раз сейчас десять часов, то я, наверное, проголодался вдвойне.
РОМАН. Надо спешить?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Надо!
Роман садится на скамейку. Думает.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. А когда мы пойдём?
РОМАН. Куда?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Зло) Еду искать!
РОМАН. Ну, раз сейчас десять часов вечера, то завтра утром.
Максим Петрович впадает в истерику.
ДМИТРИЙ. (Раздражённо) Успокойтесь! Всё! Мы пойдём за едой прямо сейчас. Правда, Рома?
РОМАН. Что?
ДМИТРИЙ. Я хочу сказать, что мы быстро соберемся и отправимся на поиски еды для Максима Петровича, чтобы его желудок был здоров и доволен. Так?
РОМАН. Пожалуй.
ДМИТРИЙ. Отлично! Тогда собираемся. Собирайтесь Максим Петрович:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Испугано вскакивает) Я?
ДМИТРИЙ. Да. Или вы уже не хотите есть?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Молодые люди, вы не считаетесь с моим возрастом! Да и:
РОМАН. Ему нельзя.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Кивает головой) Мне нельзя!
РОМАН. Он болен.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Я болен!
РОМАН. Он не хочет!
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Я: А как же Алексей? Он же вернётся. А кто будет его встречать? Меня ведь не будет тут, если я пойду: У меня ноги больные! (Кряхтит, поглаживая колени).
ДМИТРИЙ. Я пойду один. Вы вдвоём будете ждать Алексея.
РОМАН. Куда?
ДМИТРИЙ. Туда! (Указывает пальцем в сторону тропинки).
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Когда вернётесь?
ДМИТРИЙ. Когда-нибудь:
РОМАН. Что предать Алексею, если он вернётся?
ДМИТРИЙ. Что я пошёл искать еду для Максима Петровича:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. А если Алексей не вернётся? Что тогда передать?
ДМИТРИЙ. Тогда, подумайте сами:
Дмитрий проходит мимо старика. Взглядывает ему в глаза.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Молодой человек, не смотрите на меня так злобно. Мы ведь толком ничего не заем: И ноги у меня больные. Совсем замучили старика:
Дмитрий не произносит ни слова. Уходит.
 
Действие 2
 
РОМАН. (Морщится) Как жарко!
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Снимите свитер, тогда не будет жарко:
РОМАН. Вам не жарко в куртке? Укутаны так, что напоминаете медведя.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Обижено) Я старый и больной человек: Молодой человек, ты сам поймёшь, что такое старость. Это когда тебе всё время холодно и сыро, боязливо и неспокойно. Мне ужасно неспокойно. Я боюсь, что жизнь оборвётся резко. Тогда я буду жалеть: как мало всего успел, как мало сказал, поспал, поел. Ведь там, на небесах, нас ждёт вечный рабочий день, голодный день без слов: Голодный, прямо как сегодня: (Вдруг замолкает) Я понял: Я понял: мы умерли. (Закрывает руками глаза).
РОМАН. (Улыбается) Вы только сейчас это поняли?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Крестится) О, Боже! Я - мертвец! Странно, но я произношу это почти без страха. Может быть, мы ещё живы?
РОМАН. Нет! Не может: Для вас уже давно жизнь закончилась. Вы правильно сказали, Максим Петрович, вы - труп. Ноете, орёте, укутываетесь как чёрт - боитесь: Вы - мертвец! Вас мучает страх. Он лижет ваши воспоминания, да так сильно, что вы сами уже перестали понимать, где страх, а где спокойствие:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Оскорблено) Но вы?..
РОМАН. Я, Максим Петрович, жив. Я ещё многого не знаю, не понимаю. А хочу знать! Поэтому и жив. (Улыбается) Разве знания не стоят того, чтобы жить?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Знания чего?
РОМАН. Да, всего! И любви, и правды, и смысла:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Я же только:
РОМАН. Вот, то-то и оно - только: Я, может, и не помню, как определить сторону горизонта, но ведь борюсь же за то, чтобы как сделать это - я вспоминаю, напрягаю память, присматриваюсь к муравейнику: А вы только сидите, да ноете, что жрать нечего. Но сами не пожелали узнать ни где можно достать еду, ни где выход, в конце концов, ни как мы сюда попали. Конечно, легко жить за чужой счёт:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Обрадовано кричит) Алексей!
РОМАН. Кто?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Алёша!
РОМАН. Где?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Машет руками) Мы здесь!
РОМАН. Вы же не тоните! Успокойтесь!..
Алексей не спеша, подходит к лавочке.
АЛЕКСЕЙ. (Устало) Я очень устал. Как много я ходил:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Ну что?
АЛЕКСЕЙ. Ничего. Мы не заблудились. Я был в деревне, которая находится совсем рядом, и узнал, что это за место: Так что цивилизация совсем рядом - под носом. А мы её и не замечали. Чему я кстати рад. Как же красива и девственна природа без вмешательства человека! Мы и вовсе не замечали его присутствия: (Опрокидывается на лавочку) Я устал:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Это всё?
АЛЕКСЕЙ. Всё!
РОМАН. Господи, мы сидели вот здесь, думая, что заблудились: Мы сидели без дела, ничего не предпринимая, а цивилизация активно жила где-то рядом, совсем забыв о нашем существовании. Это то, о чём я вам говорил, Максим Петрович. Вот к чему привела наша пассивность: к пропаже части нашей памяти:
АЛЕКСЕЙ. Не всё так плохо. В конце концов, нам удалось узнать, где мы находимся:
РОМАН. Да, но сам факт того, что мы бездействовали: Я бездействовал: Всё очень странно и глупо:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Так чего, спрашивается, мы ждём? Пойдёмте:
АЛЕКСЕЙ. Куда? Обратно в цивилизацию?..
РОМАН. Дело не в цивилизации. Дело в нас. Мы забылись и потеряли память:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Мы не часть цивилизации?
АЛЕКСЕЙ. Может, но не сейчас:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Пойдёмте!
АЛЕКСЕЙ. Идите! Вам прямо по тропинке:
РОМАН. Подождите, Максим Петрович! Не стоит! Мы пойдём все вместе. Только дождёмся Дмитрия.
АЛЕКСЕЙ. Где он?
РОМАН. Пошёл искать еду.
АЛЕКСЕЙ. Подождём. Я не против. Да, и мне не очень то хочется побыстрее плюхнуться в сидение автобуса!..
РОМАН. Хорошо.
 
Действие 3
 
Дмитрий стоит у яблони. Решает, срывать ли яблоки:
ДМИТРИЙ. (Морщась) Как-то кощунственно! Эта яблоня может единственная в роще, а я хочу сорвать с неё яблоки: Яблоки маленькие - дикие. Да и само дерево не до четвёртого этажа: Кощунственно! Но с другой стороны, как семена попадут в землю? Они могут опасть и начать разлагаться, но это будет чересчур медленно: Мы, втроём, съев яблоко и выбросив огрызок, поможем распространению семян. Для того оно и такое красивое и яркое - чтобы привлечь нас: (Тянет руку к ветке. Срывает яблоко) Ведь Адам с Евой отъели яблок с древа познания: (Ужасается своих слов) Что я говорю? Адам и Ева поддались на искушение, за то и поплатились. Мы же просто хотим поесть. Разве это грех - утолить голод? Нет. Это потребность. Первые люди же не имели потребностей - просто они сломались: Наша главная потребность - жизнь. Мы хотим жить. Жить не в раю - на земле: Жить с радостью , горем, страхом, спокойствием, смыслом: И не забываться, как забылись Адам с Евой: (Смотрит в землю) А мы забылись. И в прямом и в переносном смысле. Забылись, как здесь оказались, зачем здесь оказались, а главное - кто мы. (Пауза) Я помню, как меня зовут. Помню: Но моя сущность: Что она такое? (Пауза. Вытирает яблоко рукавом. Подносит его ко рту и откусывает кусок. Жуёт) Кто я на самом деле я узнать не смог. Яблоко не помогло. Оно лишь наполнило организм кислотой: (Откусывает ещё один кусок) Оно и не поможет. Боюсь, мы сами должны узнавать кто мы. Своими силами: (Срывает ещё некоторое количество яблок. Кладёт их в снятый свитер).
Уходит.
 
Действие 4
 
Алексей, Роман, Максим Петрович у дуба.
АЛЕКСЕЙ. (Закрыв глаза) Не правда ли тут прекрасно? Даже закрыв глаза, я вижу всю эту красоту и чувствую сладкий запах:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Раздражённо) Тем более пора идти! Будите дома наслаждаться:
РОМАН. Максим Петрович, вы думаете только о себе! Как же Дмитрий?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (С ухмылкой) Он сам найдёт дорогу!
РОМАН. (Зло) Где же ваша совесть?
АЛЕКСЕЙ. Неужели нельзя хоть в эту минуту не сориться? Прислушайтесь к природе! Человечество и так потеряло ту золотую нить вечной гармонической связи с ней! Почему вы хотите нарушить остатки гармонии?
РОМАН. Не вы, а мы:
АЛЕКСЕЙ. Я имею в виду людей: (Пауза) Всё время человек недоволен жизнью. Так ведь он уничтожает всё то, чем мог бы быть доволен. Он уничтожает всё. И в итоге остаются только проблемы и недовольство ими. Потому, что от проблем сложно избавиться:
На тропинке появляется Дмитрий.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Подбегает к Дмитрию) Мы не заблудились!
ДМИТРИЙ. Знаю.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Удивлённо) Как?
ДМИТРИЙ. Я предполагал это. Просто мы забыли, почему мы здесь и как тут оказались:
Подходят к Роману и Алексею.
ДМИТРИЙ. Здравствуй, Алексей! Скорее всего, ты вышел прямо на цивилизацию?
АЛЕКСЕЙ. Так и было.
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Все в сборе. Пора уходить:
РОМАН. Разве вам не интересно, что случилось?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Нет!
ДМИТРИЙ. Я не думаю, что нам откроется эта тайна в ближайшее время. Да, и домой в любом случае придётся возвратиться.
АЛЕКСЕЙ. (Нехотя встаёт) Ладно, тогда пойдёмте, пока я ещё не о чём не жалею:
РОМАН. Пойдёмте.
Собираются.
РОМАН. Можно тебя спросить, Дмитрий?
ДМИТРИЙ. Валяй!
РОМАН. Что ты будешь делать с яблоками?
ДМИТРИЙ. Возьму их с собой в качестве напоминания.
РОМАН. О чём?
ДМИТРИЙ. О том, что снами произошло:
Уходят.
 
Действие 5
 
Идут по тропинке. Выходят из рощи. Видят дачные дома.
АЛЕКСЕЙ. (Разъясняет) Это дачи. Я узнавал. Слева: Видите ту дорогу? (Указывает рукой) Там деревня. От неё в метрах пятисот находится автобусная стоянка. Нам туда:
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Обрадовано) Господи, а вот и мой дом:
РОМАН. (Удивленно) Как? (Пауза) Где?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Вот этот - двухэтажный с черепичной крышей. Номер четыре:
ДМИТРИЙ. Постойте, Максим Петрович. Если это ваш дом, то вы должны были знать окрестности. А значит и то, где мы находимся!
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Оправдывается) Я никогда не заходил в эту чёртову рощу: Она мне не нравилась и наводила небольшой страх:
РОМАН. Вот это да!
АЛЕКСЕЙ. Так!..
ДМИТРИЙ. Я не понял. Вы даже не знали, что ваша дача рядом?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Нет: Я же сказал: ну не шлялся я по этой роще! Ну не заходил так далеко!
РОМАН. Вы что один справляетесь с таким большим участком?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. Моя жена должна быть на даче. Я помню, что приезжал сюда вместе с ней.
РОМАН. Может быть, пригласите нас на чай?
МАКСИМ ПЕТРОВИЧ. (Улыбается) Конечно!
ДМИТРИЙ. (Алексею) Это же надо! Есть же такие люди: живут, но не знают где. И не желают знать: Такие бы родились, а не знали бы, что существуют.
АЛЕКСЕЙ. (С иронией) Печально.
ДМИТРИЙ. Глупо! Безумно глупо:
Максим Петрович спотыкается на ходу о камень и падает. Лежит неподвижно. К телу подбегает Роман.
РОМАН. Он без сознания! Надо отнести его в дом:
Поднимают тело. Уходят.
 
Действие 6
 
Пять часов. Роман с Алексеем сидят на диване перед столиком. Дмитрий сидит в кресле. К столику подходит жена Максима Петровича.
РОМАН. Ну, как он?
ЖЕНА М.П. Всё хорошо. Доктор говорит, что ничего серьёзного нет. Ему просто нужно:
Сейчас доктор спустится:
 
Действие 7
 
Поздний вечер. Тройка едет в автобусе. Мелькают разноцветные огни.
РОМАН. Всё, что с нами случилось слишком странно:
АЛЕКСЕЙ. А что, в сущности, с нами случилось?
РОМАН. Не знаю. Мы как будто попали в водоворот. И он нас засосал. Теперь мы и не на дне, и не на поверхности - где-то посередине - в самом его сердце. Мы кружимся, безостановочно кружимся, словно ищем что-то, но перед нами проплывает такое множество картинок, что мы не можем ничего разглядеть и найти нужную. (Следит за мелькающими огнями).
ДМИТРИЙ. Может, нам дали ещё один шанс?
РОМАН. (Задумывается) Последний шанс?..
ДМИТРИЙ. Да! Все самые пошлые картинки нашей жизни, свисающие грязными тряпками, размокли и стёрлись. Теперь мы чисты и можем выбрать новые картины. Картины, которые будут красочнее и добрее:
РОМАН. Пусть будет так!.. (Всматривается в огоньки) Пусть: (Его дыхание становится всё громче).
Слабо слышен свист - громкость дыхания перебивает его. Появляется та же девушка, что и в первом действии. В её руках тазик с водой. Она становится у центра сцены. Ставит тазик на пол, достаёт чёрный платок и начинает крутить его в тазике, в результате чего создается маленький водоворот. Вынимает платок - теперь он не такой грязный.
 
КОНЕЦ
 
ГРИГОРИЙ ТИСЕЦКИЙ
ВОДОВОРОТ
Немой поэт
ТЕНЬ
 
Copyright © 1998-2011, программирование и поддержка Андрей Смитиенко.
Все права защищены.
По всем вопросам: webmaster@parnas.ru